Максим Корнев: не верить, вооружаться знаниями и общаться с людьми. Основы фактчекинга

26.04.2018

1-31337881_1891683514197572_650500387849109504_nВ рамках 2-ой весенней академии (семинара) для руководителей и журналистов СМИ Ульяновской области выступил Максим Корнев — редакционный директор медиагруппы «ЖУРНАЛИСТ», эксперт MediaToolBox.ru, доцент кафедры ТРИТ факультета журналистики Института массмедиа РГГУ, кандидат филологических наук.

На семинаре-практикуме «Фактчекинг» он рассказал о том, как проверять достоверность информации.

Как вы поняли важность фактчекинга? Давно ли им занимаетесь?

Вот какая история: заниматься фактчекингом я начал тогда, когда ещё не знал, что я им занимаюсь. На первом курсе исторического факультета мы в очень полезном предмете, которого нет на журфаке, источниковедение, узнавали то, как работать с разными источниками — как проверять на достоверность, как между ними выстраивать ту самую событийность. Работа журналиста в этом схожа с работой историка. Идея одна: мы выстраиваем события, исходя из достоверных фактов. Достоверность этих фактов нужно установить, соответственно, факт нужно проверить — фактчекинг – «чекнуть факт», проще говоря. И естественно я этим занимался на протяжении всей своей деятельности. Неважно, где я работал, чем я занимался, в любых коммуникациях проверка на достоверность необходима. Хоть вы журналистом работаете, хоть создаете документальный фильм. Я писал, например, сценарий документального фильма, а также помогал в его съёмке и понял, что делаю ровно то же самое, то есть мне нужно было огромное количество фактов перелопатить и главное проверить.

Вторая часть этой истории: когда слово «фактчекинг» вошло в мою жизнь. Это слово появилось у меня, когда мне нужно было написать заметку для журнала «Журналист» и я уже начал слышать «фактчекинг-фактчекинг-фактчекинг…» в основном как-то в англоязычной среде. Я набрал «фактчекинг» в поисковике и понял, что на русском языке нет ничего подходящего. Мне пришлось полезть во все источники, которые были доступны, в том числе англоязычные, и попытаться аккумулировать то полезное, что я нашёл, плюс я аккумулировал свой опыт, плюс пообщался с коллегами по цеху. У меня получилась какая-то статья, материал. Потом мы его, кстати, заверстали в лонгрид, и если вы сейчас наберёте слово «фактчекинг», то первой ссылкой скорее всего будет ссылка на мою статью. Собственно, поэтому меня все время дёргают на тему фактчекинга. То есть я поневоле стал главным и первым экспертом по фактчекингу, просто потому, что первым заинтересовался этим. Статья была написана где-то 2014-2015 году. А потом тема просто актуализировалась, и я абсолютно уверен, что она будет актуализироваться и дальше, потому что количество ложных сущностей велико и та лёгкость, с которой их можно создавать, действительно невиданная. Каждый теперь автор, каждый теперь может что-то публиковать, каждый может приукрашать и врать для того, чтобы, что называется, «поймать хайп». Хайп — это по большому счету то, с чем мы боремся. За хайпом как раз часто скрываются те самые фейки, потому что это либо полностью выдуманная история, либо история сильно подкрученная, скажем так, не имеющая отношение к прояснению фактов и к установлению какой-то достоверности, истины. Все события, которые сейчас происходят вокруг нас, это ярко иллюстрируют. И мы видим усталость людей от этой шумихи, от этого напряжения, поэтому люди хотят проверенную достоверную информацию, хотят какого-то более аргументированного и здорового «информационного питания». Для этого и обращаются к определенным авторитетам: кто-то доверяет блоггерам, кто-то доверяет СМИ. Кто-то вообще никому не доверяет, только на свою голову надеется, что тоже, я считаю, ошибка, ведь как мы разбирали на семинаре, от фейков здравый смысл не спасает.
3-31357552_1891683394197584_7544246790002835456_n

Вы сказали, что сейчас каждый автор — это в интернет-среде?

Да, конечно

А, к примеру, на телевидении много ли фейков?

На телевидении, нужно понимать, есть политическая мотивированность. Это отдельная история о том, как работает пропаганда, как работают механизмы в телевизионном эфире. Это мы говорим о тех каналах, которые принадлежат государству, которые политическую тему освещают. Но есть огромный сегмент развлекательных каналов. А в развлекательных каналах это вообще не проблема, потому как чем искуснее и красивее завернешь историю и соврешь, что называется, или смоделируешь ситуацию, тем лучше. Для всех это будет восприниматься нормально, эта информация не влияет на принятие решений. А вот общественно-политическая, социально значимая информация влияет. Даже коммерческая информация влияет на принятие решений.

А насчёт студентов: важно ли вводить специальную дисциплину, посвященную фактчекингу?

Источниковедение. Я абсолютно уверен, с первого курса нужно начинать с источниковедения. Основы основ, что такое событие, что такое факт, что такое источник, как с ним работать, как проверять на достоверность и как на пути к этому знанию преодолеть трудности. И второе, в чем я глубоко убежден, что должно идти в связке с источниковедением — это логика и риторика. Логика — это умение выстраивать связи между событиями, фактами или аргументировать свою позицию. Риторика — это уже просто умение аргументировать свою позицию, иногда даже в ущерб достоверности, но в пользу каких-то установок или ваших убеждений. Тут немного логика с риторикой могут в противоречия входить. То есть риторика — это всегда такое немного опасное оружие, обоюдно острое, потому что методами риторики можно продвигать идею здоровья и можно продвигать идею, например, безудержного пьянства. И это будет убедительно для аудитории в обоих случаях, если человек владеет логикой и риторикой.

Мы, молодежь, сейчас в основном в социальных сетях получаем информацию, и нам очень трудно как-то абстрагироваться от этих фейков. Что делать прежде всего, чтобы от этого обезопаситься?

Три основных правила, принципа точнее, которые базово лежат: не верить, вооружаться знаниями и общаться с людьми, то есть спрашивать. Чем больше у вас критического мышления, тем лучше, и чем больше вы знаете людей, которые достоверно как эксперты или источники могут вам что-то подтвердить или опровергнуть, тем прочнее ваша картина мира, тем сложнее её исказить, фальсифицировать. Просто нужно развиваться.

То есть главное — выключать эмоции и включать холодный рассудок?

В ситуации, когда вы отвечаете за распространение информации для других людей — да, конечно. То есть существует такая история конфликтная, когда журналист работает в редакции, он холодный, фактчекинг объективный. Потом он заходит к себе в блог и начинает писать всякую эмоционально наполненную свою личную оценочную информацию, аргументируя тем, что это его блог: что хочет, то и пишет. Ровно поэтому «Эхо Москвы» ввели кодекс о том, что если ты — эфирное лицо, радиостанция даёт тебе аудиторию, ты обязан и в публичных пространствах, 4-31408271_1891683307530926_8502833754748747776_nдаже в блогах не забывать, что ты — лицо этого канала или этого издания. Поэтому нельзя быть на работе честным и правильным журналистом, а в свое личное время не следить за языком. И это, кстати, причина, почему у меня к словосочетанию «профессиональная этика» есть вопросы. Я с одной стороны согласен, что профессиональная этика должна быть с точки зрения того, как этот цех объясняет себе свои задачи и как он сам это регулирует, но она не должна существовать в отрыве от общей этики.

 

На ваш взгляд, только журналистам необходимо придерживаться принципов фактчекинга или любым обывателям, которые пользуются соц. сетями и имеют способность распространять информацию, тоже?

Собственно, как я сегодня говорил, есть всегда две стороны: есть профессиональная обязанность, когда ты назвался СМИ или даже блоггером, неважно, зарегистрирован или нет. А с обратной стороны, с точки зрения людей, которым также необходим фактчекинг, которым нужно объяснять, что это фейк и почему, как к этому пришли, что нужно было открыть, где посмотреть и тд. Тогда люди получают некий инструмент, который помогает в другой похожей ситуации самим уже провести этот фактчекинг. В итоге люди становятся более медиаграмотными. Ты уже будешь действовать так, как хочешь ты, а не как кто-то хочет, чтобы ты действовал, как тебе внушили и в чем тебя убедили. Ты становишься более сознательным и ответственным гражданином.

То есть в этом случае у журналистики активно работает определенная образовательная функция?

Да, конечно. Журналистика всегда для людей и про людей. Поэтому если журналист на стороне людей, он должен быть и не за власть, и не за бизнес, он должен быть за людей. Все, что хорошо обществу, то и должен делать журналист и с этим компасом все время сверяться. Соответственно, развитие людей, развитие человеческого потенциала, гражданского самосознания — это главная задача, на мой взгляд, журналистики и журналиста. А если журналист занимается журналистикой для бизнеса, значит, он занимается маркетингом, занимается продажами и может делать это весьма талантливо, нетоксично, в принципе безвредно для людей, но все равно он занимается уже другими вещами. Он действует в чьих-то узких интересах. Что в политике, что в бизнесе это всегда так. А в ситуации общения журналиста с обществом, он ничего не продаёт.

 

Комментарии закрыты.

Апрель 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар   Май »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30